Сюжеты

«Сейчас ваша Яночка сядет»

Как активисты «Молодой гвардии» помогли полиции посадить тверского журналиста

Этот материал вышел в № 63 от 18 июня 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

1
 
Яна Захарова. Фото: Facebook

Суд: Центральный районный суд города Твери.
Подсудимая: Яна Захарова
Статья: п. 6.1 ст. 20.2 КоАП РФ (Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования)
Решение: 5 суток ареста

В Твери после протестной акции «Он нам не царь» сотрудники полиции задержали молодую журналистку, активистку движения «Открытая Россия. Тверь» Яну Захарову. Ее обвинили в участии в несогласованном митинге и приговорили к пяти суткам административного ареста. Главное доказательство — наклейка на телефоне «20!8».

На митинг в тверском гайд-парке, что на площади Славы, вышло примерно 150 человек, в руках флаги России, воздушные шарики и плакаты. В конце акции запустили бумажные самолетики в поддержку Telegram. Захарова присутствовала на мероприятии как журналист — вела трансляцию.

— Люди стали расходиться по Трехсвятской, я шла по другой стороне улицы и снимала, — рассказывает Яна. — Все шли мирно, без лозунгов. Ко мне подошла подруга и сказала: «Смотри, подъехал автозак. Снимай». Я увидела мужчину, который разговаривал по телефону и пальцем указывал на людей. Начались задержания.

Мужчина подошел и к Яне, отказался отвечать на вопросы и тянул ее за руку. Только когда девушка схватилась за столб, незнакомец оставил ее в покое и схватил ее напарника. Но вместе молодые люди отбились. А спустя несколько минут Яну схватили сотрудники ОМОНа и потащили в автозак.

До этого тот же неизвестный в штатском пытался задержать и журналиста из местного издания «Караван+Я» Дарью Самарину, причем называл ее почему-то «Захаровой». Убедившись в ошибке, от Дарьи отстали, сказав: «Не мешайся, а то следом поедешь». У обеих девушек волосы окрашены в розовый цвет — возможно, это и послужило причиной путаницы. В любом случае, судя по всему, у сотрудников полиции было задание — задержать журналистку Яну Захарову.

Кроме Яны, полиция задержала регионального координатора «Открытой России» Артема Важенкова и координатора штаба Алексея Навального в Твери Андрея Прокудина. В Центральном РОВД задержанных оставили в актовом зале, где они просидели три часа. Не выдержав, они постучались в кабинет с вопросом:

— На каком основании вы нас задерживаете?

— Ждите!

— Нет, мы не будем ждать, и так много времени прошло. Мы можем идти?

— Наверное, да.

И задержанные вышли из отдела, а через полчаса Яне позвонила мама, сообщила — ее ищет полиция. Яна ответила, что ее уже выпустили, а для всего остального — «пусть присылают повестку». Вечером Яну задержали на прогулке и вновь привезли в РОВД. Прождав до полуночи, она наконец-то узнала, что ее обвиняют в нарушении установленного порядка проведения шествия (ст. 20.2 п. 1 КоАП РФ). Однако при составлении протокола записали, что она также мешала транспортному движению (ст. 20.2 п. 6.1 КоАП РФ). Суд назначили на 7 мая. Все оставшееся время Яна провела в РОВД.

На заседании в Центральном районном суде Твери Яна узнала, что, согласно рапортам сотрудников полиции, она мешала прохожим и автомобильному движению, а также держала в руках какие-то агитационные материалы. Однако: улица Трехсвятская — пешеходная, а на видео, предоставленном полицией, кроме наклейки на телефоне «20!8», никакой другой агитации обнаружить не удалось. Из доказательств к делу также были приложены три заявления активистов прокремлевской «Молодой гвардии»: некие Илья, Максим и Даниил утверждали, что Яна мешала им проводить акцию «Георгиевская ленточка».

Следующее судебное заседание провели 14 мая.

— Опять смотрели то видео, рассматривали наклейку на телефоне. Суд пришел к выводу: именно она свидетельствует о том, что я — волонтер штаба Навального и участник несогласованного шествия. Но я никаких лозунгов не кричала, не держала плаката, просто выполняла свою журналистскую работу — снимала на камеру происходящее. Мне дали пять суток. Я попросила вызвать тех трех парней из «Молодой гвардии», чтобы они дали показания. Но это ходатайство, как и другие, было отклонено.

Когда судья Михайлов удалился в совещательную комнату, секретарь суда заявила собравшимся: «Сейчас ваша Яночка сядет». В зал вошли сотрудники полиции. По мнению Яны, этот факт может свидетельствовать о том, что судья нарушил тайну совещательной комнаты — и о его решении было известно заранее. Она пыталась доказать это на апелляции, но тщетно.

— Когда везли на апелляцию, надели наручники и приковали к полицейскому. На вопрос этого полицейского: «А зачем ей наручники?» — женщина в погонах ответила: «Комбат приказал». Я предполагаю, что это было моральное давление — им не понравилось то, что я объявила голодовку. В самом спецприемнике ужасные условия. Говорят, что в Москве играет радио, заваривают роллтоны… У меня в камере стояли две железные койки, не было ни кипятка, ни радио. Только тишина, запах сырости и мочи. Гулять не выводили.

Яна Захарова сейчас готовит заявление в ЕСПЧ.

Даниил Бабошин —
специально для «Новой»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera